Russian example sentences with "«что"

Learn how to use «что in a Russian sentence. Over 100 hand-picked examples.

Ты знаешь, как говорят: «что посеешь, то и пожнёшь». Я посеял ветер, а вот и буря.

«Что это?» — «Это навозный жук».

«Что это?» – «Это персик».

«Что это?» — «Это персик».

Отцы и учители, мыслю: «Что есть ад?» Рассуждаю так: «Страдание о том, что нельзя уже более любить».

«Что случилось?» — «Ключа нет».

«Что ты сделал, как только проснулся этим утром?» — «Опять заснул».

«Что бывает на небе?» — «Солнце». — «А что ещё бывает на небе?» — «Облака». — «А что ещё бывает на небе?» — «Луна». — «А что ещё бывает на небе?» — «Птицы!»

«Что случилось?» — «Динамики плохо работают».

«Что делаешь?» — «Да так, всякого понемножку».

«Что за чёрт?! Харк, ты что сотворил?» — «Пока ничего. ...Нет, уже кое-что».

«Я очень люблю пони!» — «Катастрофа! Ты не понимаешь, ты же теперь брони!» — «Профессор, что здесь плохого?» — «Что? Подумать, ты тоже заболел...» — «Профессор, иди к чёрту!»

«Что, собственно, я здесь делаю? — «Что-то очень важное».

«Чё те надо, блять?» — «Ой, блять!» — «Ёпта, блять...» — «Э! Ты кто?!» — «Свали отсюда, блять!» — «Ну блять...» — «Чё те надо, блять?!» — «Нам нужно Тайное Яблоко». — «Что значит нужно, ёпта?!» — «Нужно». — «Ты что, дурак, что ли?!» — «Я думаю, нет». — «Свали отсюда, блять!» — «Хорошо». — «Ну уж нет! Парень, ты чего? Я те пизды-то дам!» — «И хули ты стоишь?» — «Урод, блять, ты».

«Что в лоб, что по лбу», — сказал он.

«Что же вы на нас в суд подали? Мы же договорились, что у вас нет претензий». — «Не помню, чтобы я договаривалась о чём-то подобном».

«Возьми с собой что-нибудь от дождя». — «Что взять?» — «Что-что, таблетки! Сам-то как думаешь?»

«Мария — подруга Тома». — «Что? Никогда бы не подумала!»

«Что, опять Том звонит?» — «Да, последние дни он каждый вечер названивает. Зря я дал ему свой номер...»

«Линк!» — «Что случилось?» — «Ты мой сын!» — «Здорово!»

«Встречаются, значит, как-то раз Василий Иваныч с Петькой...» – «И что?» – «Что, что... Встречаются, встречаются, а пожениться не могут!»

«Том, тебе нравится смотреть, как люди смущаются?» – «Что ж, не стану этого отрицать».

«Что... что произошло?» — «Ты... свалился с метлы». — «Да ладно?! А как закончилась игра?» — «Дамблдор тебя выгнал!» — «...Что произошло?»

«Что... что произошло?» — «Ты... свалился с метлы». — «Да ладно?! А как закончилась игра?» — «Дамблдор тебя выгнал!» — «...Что произошло?»

«Что на этот раз? ..Привет, Эджворт. Рад здесь тебя видеть». — «Аналогично». — «По какому ты делу?» — «Один твой друг оказался в числе моих клиентов».

«Что такое с его голосом?» — «Посмотри вниз». — «ПРИВЕТ». — «Ясно. Он печатает ртом». — «Подмечено грубо, но точно».

«Линк, где пицца, которую я приберёг на ужин?» — «Ага, тебе будто ещё надо, старый жирный король!» — «Что ты сказал?!» — «Я сказал: ты обжора!» — «Предупреждаю, парень, хватит со мной так разговаривать!»

«Я виделась на выходных с Томом». — «Что? Серьёзно? Обычно он никого к себе не подпускает, а уж женщин тем более».

«Твой ход, Том! Тебе шах». — «Что? А, я совсем задумался. Прости!»

«Что, что она сказала?» — «Она сказала, что самое важное, чему мы когда-либо сможем научиться в этой жизни, — это просто любить и быть любимыми в ответ...» Она сжала его руку. «Тут и сказке конец», — сказал Том.

Старик в ночном колпаке открыл окно и выглянул вниз. Он спросил сердито: «Что вам нужно в это время ночи?»

«Знаешь, Том, дела так не делаются». — «Что? Да ты, вообще, кто такой, чтобы здесь мне указывать?»

«Ох, не знаю, как вас и благодарить». — «Что вы, не надо, мне это ничего не стоило».

«Они не любят танцевать». — «Что они не любят делать?» — «Они не любят танцевать». — «Почему же, почему же? Почему они не любят танцевать?» — «Они не любят танцевать, потому что для этого им надо было бы пойти на дискотеки, а они не любят ходить на дискотеки!»

«Том просил передать, что сегодня снова опоздает». — «Что с ним?» — «Говорит, колесо спустило». — «У него вечно не понос, так золотуха. То будильник сломался, то в пробке застрял. По-моему, он нам просто врёт». — «Мне тоже так кажется».

«Что делаешь?» — «Ем».

«Что случилось, Том?» — «Спросил у Мэри, какой у неё номер, а она меня извращенцем назвала». — «Ещё бы!»

«Что ж я наделала-то!» — «Что такое?» — «Выстирала свои белые кеды, а они стали еще грязней, чем были».

«Что ж я наделала-то!» — «Что такое?» — «Выстирала свои белые кеды, а они стали еще грязней, чем были».

«Что такое парка?» — «Это длинная тёплая куртка». — «С капюшоном?» — «Да, как правило, с капюшоном».

«А если Том так и не придёт, что делать будем?» — «Что делать будем? Как-нибудь сами тогда справимся, только и всего».

«Сквадала, полетели!» — «Что значит "сквадала"?» — «Ну, мне просто нравится говорить так со всеми благословениями! Сквадала!»

«Колбасу «Докторскую» — двести грамм, пожалуйста». — «Что ещё?» — «Батон нарезной». — «Нарезной нарезанный?» — «Да».

«Смотри, белка!» — «Что? Где?» — «Вон там, на дереве. Видишь?» — «Да, вижу!»

«Что готовишь?» — «Тыквенный суп».

«Что бы ты хотел купить?» — «Я бы хотел купить собаку».

«У нас проблема». — «Что за проблема?»

«Что же мне делать?» — сказал я про себя.

«А что это за штука — крокодил?» — «По виду он похож сам на себя: широк в меру своей ширины, высок в меру своего роста и двигается с помощью собственных лап. Живёт тем, что питается, а когда издыхает, душа его переселяется». — «Какого он цвета?» — «Своего собственного». — «Диковинный гад». — «Что и говорить. А слёзы у него мокрые».

«Что это?» — спросил Тони.

«Что он кушал?» — «Последним был, кажется, чайник». — «Чайник чего?» — «Нет. Чайник. Чёрный чайник с ручкой и носиком».

«Что ты тут бродишь?» — «Да никак выход найти не могу». — «Глаза разуй, бестолочь — вот же он, по коридору в ту сторону».

«Что она этим хотела сказать?» — «Без понятия».

«Профессор, как часто вы передёргиваете?» — «Десять раз в день». — «А почему вы так часто передёргиваете, ведь у вас есть Стёпа?» — «Что ты говоришь, это разные вещи!»

«Что ты сделал с четырьмя йогуртами?» — «Один я съел, а три других положил в холодильник».

«Что ты хочешь, чтобы я сказала Тому?» — «Правду». — «Это плохая идея».

«Что ты хочешь, чтобы я сказал Тому?» — «Правду». — «Это плохая идея».

Президент Белоруссии А. Лукашенко, более известный в широких кругах, как последний диктатор Европы, комментируя итоги выступления белорусской сборной на чемпионате мира по хоккею, сказал: «Что мы только для них ни делали. Выйти и продемонстрировать такой бездарный хоккей — это позор».

«Ты никогда не догадаешься, кого я встретил сегодня в городе!» — «Марию?» — «Что? Откуда ты это знаешь?»

«Уже почти пять». — «Что произойдёт в пять?» — «Подожди и увидишь».

«Здесь сказано, что пупы — квинтэссенция постмодернизма». — «Что, я не понял?» — «Пуп — это искусство». — «...Дебил?» — «Точно!»

«Если не будешь меня слушаться, Том, я тогда твой секрет всем расскажу!» — «Что? Какой еще мой секрет?»

«Тебе письмо». — «Э-эх...» — «Слушай, а помнишь тот раз, когда она велела тебе сделать и отправить ей эти фотки с братом Эпплджек?» — «Да». — «А потом дала задание написать рецензию на внешность Мака». — «Ага». — «А потом отправила твою рецензию Маку». — «Да». — «Что ты ей тогда написала про извлечённый урок?» — «Как выяснилось, крестовой отвёрткой легко убедить, но сложно соблазнить, а ещё Рэрити дерёт втридорога за то, что могла бы и сделать по дружбе».

«Так... ну а что в этом?» — «Написано: "Выпей и опиши мне, что ты выучила"». — «Понял. Секунду... А вот и ведро. Давай, приступай». — «Буэ! Фу, ну и послевкусие. А? Ой! Буэээ!» — «Что ж... Заклинание явно успело всосаться...» — «О-ох... Она вполне могла бы делать зелья вкусными. Есть какие эффекты?» — «Ага. Но это для меня настолько неожиданно, что я ничего по этому поводу и не испытываю». — «Что?» — «Глянь в зеркало». — «...А. Стоп — что?!» — «Вот ты прямо мои мысли читаешь. Никто не оценит, но факт есть факт. И что теперь, принцесса-аликорн? Зависть маленьких девочек повсеместно?»

«Что ж, думаю, на этом мы сойдёмся». — «Я не стану наряжаться бананом». — «Этого ждут от тебя пони Эквестрии. Таков твой гражданский долг. ...Слушай, я ведь иду на уступки. Согласно новому положению, тебе придётся наряжаться бананом лишь на официальные мероприятия». — «Ему не место в плане бюджета, Луна». — «Ну а как ещё мне заставить тебя нарядиться бананом? Ты не идёшь на конструктивный диалог!» — «У нас есть две недели на утверждение бюджета, и ты это знаешь». Через две недели, когда договориться не получилось, начались столкновения.

«Что, к чёрту, это вообще за парень?» — «Это Том. Том из Бостона».

«Что ты себе сегодня вкусненького на завтрак сделал?» — «Ничего особенного. Только рис с натто и жареные баклажаны».

«Что за слово?» — спросила я.

«Что у тебя в котле?» — «Всего лишь суп!»

«Что? Разве мы не тут были только что?» — «И правда мы назад вернулись. Странно!»

«Итак, на сегодня вам было задано выучить наизусть «Песню о буревестнике». Желающие есть? — Вера Ивановна оглядела поверх очков утонувший в гробовой тишине класс. — Понятно. Ну что ж, тогда начнем с «камчатки». Егоров, иди к доске, голубчик!» — Егоров нехотя поднялся, шмыгнул носом и печально ответил: «Вера Ивановна, я не выучил…» — «И почему, интересно, я не удивлена? Что на сей раз, позволь узнать?» — «Зуб вчера страшно разболелся, никак не мог сосредоточиться». — «У тебя, Егоров, не понос, так золотуха! То кошка рожает, то зуб вот болит. Хватит с меня! Давай дневник, два!» — «Я его потерял вчера…» — чуть слышно отозвался Егоров и тяжело вздохнул. — «Что?! Ты не дневник потерял, Егоров, ты совесть потерял! — Вера Ивановна была вне себя от негодования. — Вон из класса и без дневника не возвращайся!»

«Что хуже: невежество или безразличие?» — «Не знаю, да мне и всё равно».

«Что ты ела на ужин?» — «Рисовую лапшу с жареными креветками и запечёнными цукини под чесночным соусом».

«Том, ты не спал, когда землетрясение произошло?» — «Что? Землетрясение было?» — «Ага, после половины второго. Довольно приличный был толчок». — «Серьезно? Я спал без задних ног как обычно».

«Что это было?» — «Ничего».

«Что это?» — «Да так, разная фигня, не обращайте внимания».

«Как думаешь, Том, кто у нас в классе самая симпатичная?» — «Хм, Мэри, наверное». — «Что? Мэри? Не такая уж она и симпатичная, нет?»

«Что ты делаешь?» — «Ничего».

«Будь осторожен с зажигалкой». — «Что, по-твоему, я собираюсь сделать? Поджечь парк?»

«Что вы ищете?» — «Спасибо, я просто смотрю».

«Ты знал, что в словаре нет слова „доверчивый“?» — «Что, правда?»

«Что делают его родители?» — «Понятия не имею».

«Что ты здесь делаешь?» — «Ничего».

«Что ты загадал?» — «Это секрет».

«Что ты загадала?» — «Не скажу».

«Ну Том!» — «Что Том? Я уже 27 лет как Том».

«Я хотел бы задать вам вопрос». – «Давайте». – «Что вы думаете по поводу недавних изменений в государственной экономической политике?» – «Без комментариев. Следующий вопрос!»

«Что ты чувствуешь к Тому?» – «Совсем ничего. Он мне безразличен».

«Я дал Линку на подмогу в дорогу санкруми». – «Что такое санкруми?» – «Да мне, в общем, и самому интересно».

«Что это? — подумал король. — Я ничего не вижу! Это ужасно!»

«Что ты изучаешь?» — «Историю».

«Что учишь?» — «Французский».

«Что делаешь?» — «Конспекты ксерю».

«Что делаешь?» — «Делаю ксерокопии конспектов».

«Бонжур, месье, бонжур!» — «Что он сказал?» — «Что-то про абажур».

«Что бы сделала Мэри, если бы об этом узнала?» – «Как минимум, выставила бы меня за дверь. А скорее всего, прикончила бы».

«Прости меня». — «Что я должен простить?»

«Что это?» — «Твои фотографии».

«Что ты делаешь?» — «Я думаю».

«Видишь того мужчину в синей рубашке?» – «Ну. И что с ним?» – «Он твой отец». – «Что?! Да ты шутишь!»

«Что это за жёлтая штука?» – «Это? Это помидор». – «Помидор? Разве бывают жёлтые помидоры?»

Also check out the following words: случилось, знали, этой, стороны, вообще, испытываю, страх, вижу, онлайне, течение.